Несколько рисков для российского общества в сфере образования

Профессор пермского государственного гуманитарно-педагогического университета, доктор исторических наук Андрей Суслов о рисках, которые есть в современном образовании:

«Школа и образование в целом сегодня всё больше становится имитацией. Настрой на имитацию во многом идет от Министерства образования, для которого формальная отчетность и видимость благополучия приоритетнее решения реальных проблем. Эта настройка транслируется по вертикали: Министерство – руководители-администраторы – преподаватели – учащиеся.

Наряду с этим в школьную жизнь всё больше проникает унификация. Когда унификация и имитация «встречаются», создается среда, которая не мотивирует к развитию, а порождает формальное отношение к образованию.

Это сильно разрушает образование как таковое. И это беда дня сегодняшнего. Рассмотрим два аспекта. Первый – содержание образования, которое сегодня есть в школьных программах. Это содержание всё больше выхолащивается и, в конечном счете, реализуется модель сдача ЕГЭ = приоритет. Кстати, это тоже ведет к определенной унификации. ЕГЭ и другие школьные испытания рассчитаны на унификацию. Одновременно сокращается линейка учебников. Например, по истории сейчас осталось только три линейки учебников, одобренных Минобром. При этом, для ЕГЭ разрабатываются КИМы (контрольно измерительные материалы) и именно на это содержание натаскиваются учащиеся. Самое главное получается — на эти КИМы натаскать. Всё переплетается: унификация и имитация. Вместо того, чтобы овладеть наукой как таковой, идет натаскивание на то, чтобы правильно ответить, иногда угадав, что имели в виду дяди и тёти, написавшие КИМы. Вот это мне кажется серьезнейшим риском современного образования.

Второй аспект. Помимо содержания образования формального, т.е. определенного программой, есть то, что называется скрытым содержанием образования (hidden curriculum). Это уклад школьной жизни или школьная среда. Она включает в себя и обустройство пространства, и реально (не на бумаге) поддерживаемые нормы взаимоотношений, и модели поведения, которые транслируются всеми: учащимися, учителями, вахтерами и т.д. Наиболее авторитетны в школе учителя. Их модели поведения в первую очередь неосознанно воспринимаются и осваиваются учащимися. Если учитель, например, продемонстрирует сервильность поведения – это будет урок сервильности, продемонстрирует готовность поддержать коллегу – будет урок солидарности и т.д. К сожалению, такого рода школа жизни часто формирует не лучшие качества.

Всё идет рядом: сам процесс, организованный как натаскивание, ведет к тому, что вместо мотивации к развитию человека, всё сводится к получению каких-то оценок, балов, показателей и прочих формальностей. Вместо целенаправленного формирования гражданских, этических, эстетических и прочих качеств – выполнение плановых мероприятий.

Это не приоритет. А значимым является выполнение показателей. Как наш ректор, когда-то точно заметил: «мониторинг победил образование». Тотальный мониторинг, по мнению контролирующих нас инстанций, поможет повысить качество образования. Т.е. они думают, что тотальные проверки будут стимулировать нас хорошо работать, а без них мы будем плохо работать. Вот и занимаемся составлением массы планов, программ, компетентностных моделей и многих других документов. Их делаем, чтобы проверки пройти. Огромные усилия тратятся на это. И вот это становится значимой составляющей работы учителя и преподавателя в вузе. То есть мы отвлекаемся от размышлений о том, как свои занятия организовывать, поскольку думаем, как всю эту отчетность сделать.

Есть риск отставания, застоя в самих образовательных технологиях. Это происходит от того, что реальное содержание образования мало кого интересует. Сегодня весь мир изменяет модели школьного образования! Например, отказывается от классно-урочной системы. Финляндия и Норвегия уже встали на эту дорогу отказа от классно-урочной системы. Весь мир идет к тому, чтобы усиливать содержание образования не уроками-натаскиваниями, а организацией различной деятельности, которая не обязательно связана с уроком. Развитие школьного пространства как внеурочного пространства. Весь мир идет в эту сторону. Мир идет в сторону обучения каким-то умениям. Умению учиться, умениям справляться с какими-то непредсказуемыми ситуациями. У нас же этому почти не учат. Конечно, кое-что делается. Я не говорю, что у нас этого полностью нет, но в основном, это не является значимым.

Современные модели образования во многих странах уже связаны с научением каким-то полезным для жизни практикам, моделям поведения, анализа ситуаций, умения делать выбор и т.д. Футурологи прогнозируют, что современному человеку предстоит семь раз за жизнь поменять направление специализации. Не профессию (их будет больше), а направление! Сегодняшний школьник и студент вообще не знает, что он будет делать через сорок лет. А у нас хотят учить как в Советском Союзе. И говорят: «Какая хорошая советская модель была. Давайте вернемся!» Многие не понимают, что эта модель сегодня просто не жизнеспособна. Она на другое была нацелена. Сегодня нам не нужна модель всеобщей подготовки к индустриальному труду. Общество нацелено на другие смыслы и ценности, значит, должны появиться другие подходы. В нашем образовании этого нет. И главным образом, потому что в реальности это никому из руководителей не нужно. Важно красиво отчитаться.

Чрезвычайно настораживает также тенденция к увеличению закрытости школы во всех смыслах. Это порождает ряд дополнительных рисков. Первый: управленцы и педагоги формируют заказ на образование больше для себя, меньше для родителей, учащихся, общественности и других заказчиков образования. Второй: в более закрытой и менее подконтрольной обществу школе более вероятны нарушения прав человека. Третье: более закрытая школа в большей степени восприимчива к воспроизведению негативных моделей других закрытых систем – казармы, тюрьмы и т.п. Кстати, дорога в эту сторону мостится благими намерениями обеспечения безопасности. А, может, дело не в намерениях, а опять в облегчении отчетности по формальным показателям. Ведь очень удобно отчитаться: поставили вокруг школ заборы с электронными замками – эффективно освоили бюджет. При этом каждый вдумчивый родитель согласится, что эти заборы с замками не остановят реальных злоумышленников: хулигана, педофила, террориста и т.д. Но построить забор легче, чем организовывать реальную работу по формированию правомерного поведения учащихся, воспитанию толерантности и т.п.»

Реклама
Запись опубликована в рубрике Uncategorized. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.